21:33 

I am machine

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Обложка для атмосферности

Вместо предисловия.

Так уж сложилось, что я нежно люблю жанр киберпанка, но вот найти по нему что-то, что соответствовало бы моим больным вкусам, проблемно. Поэтому в дело пошла восьмая заповедь: «Хочешь – пиши сам». А уж в каком пьяном (на самом деле нет) угаре мне пришла в голову мысль связать сайенс-фикшен и аристократическую Австрию конца 19го века – тайна, покрытая мраком и пылью.
Наверное, основным моим желанием было написать именно что-то по жанру, а не по фандому. И я честно пытался придумать свой сюжет, а не пересказывать мюзикл дословно. Щас. Пересказал. И перевернул все с ног на голову. И если вы меня спросите, каким боком ко всему этому непотребству имеет отношение «Элизабет», – я не знаю. Честно. Ну вот захотелося мне. (Спойлер)
И я очень сильно поиздевался над персонажами. В том плане, что на свои мюзикловские, а тем более исторические прототипы они не похожи вообще. У них совершенно другие характеры, мотивы, даже внешность отличается. Хоть убейте, но я не вижу смысла по новой обсасывать все то же самое, что было в «Записках самоубийцы». Собственно, по этой же причине я не претендую на хоть какую-то каноничность. Ее нет. Смиритесь и живите с этим.
Минутка занудства. Строго говоря, полноценный киберпанк предполагает принцип «high tech – low life»: относительно отдаленное будущее с высокоразвитыми компьютерными технологиями (роботы, виртуальная реальность – это сюда), и при этом – антиутопию, упадок нравственности и культуры в мире. То есть – массивную матчасть со скрупулезным разбором госстроя, науки и экономики, какой-нибудь Третьей Мировой в анамнезе, подпорченной экологией и прочими умными вещами. Честно скажу: я не осилю. Чукча не писатель, чукча скромный долбоеб, упоровшийся по японскому мюзиклу и компам. Поэтому описываемый в фике мир мало чем отличается от современного, это скорее переходная стадия к миру классического киберпанка. Так сказать, с чего все начинается.

Название: I am machine
Автор: Shax
Фандом: мюзикл «Элизабет», интерпретация театра TOHO, 2016 г.
Размер: макси
Категория: недо-слэш
Жанр: АУ (конец 2050-х), (не)научная фантастика, жалкие попытки в киберпанк.
Рейтинг: R
Краткое содержание: «А машины делали все так безошибочно, что им в конце концов доверили даже поиски цели жизни самих этих существ. Машины совершенно честно выдали ответ: по сути дела, никакой цели жизни у этих существ обнаружить не удалось. Тогда существа принялись истреблять друг друга, потому что никак не могли примириться с бесцельностью собственного существования.
Они сделали еще одно открытие: даже истреблять друг друга они толком не умели. Тогда они и это дело передоверили машинам. И машины покончили с этим делом быстрее, чем вы успеете сказать “Тральфамадор”.» (К. Воннегут, «Сирены Титана»)
Предупреждения: 1. Концепт – сборная солянка идей из самых разных произведений, до которых только дотянулись мои загребущие ручонки, и странной недофилософии в духе жанра. И ОЧЕНЬ много рефлексии.
2. Боль и страдания. Серьезно. Я нежно люблю всех персонажей, как канонных, так и авторских, и именно поэтому у них в жизни творится ебаный распиздец.
3. Часть текста написана как пародия на язык программирования С++. Именно пародия – синтаксис упрощен донельзя, ни на какую достоверность я не претендую.
4. Мистики тут нет. Совсем. Вообще. Это я на всякий случай.
Примечание: А примечаний будет много. Все необходимые сноски будут даны по ходу текста, чтобы не пихать их в шапку.
Посвящение: little.shiver, сэр Начальник, Себастьянчик и просто Смерть моя! Вы не только утянули меня на самое донышко этого замечательного фандома – вы еще и снизу постучали.
А если серьезно – то очень многое в моей голове появилось (и вылилось позже в ворд) после ваших же «Правил игры». Спасибо вам~

Я не знаю, какая строка обернется последней,
На каком из аккордов ударит слепая коса,
Это вы – короли; я – наследник, а может, посредник,
Я – усталое эхо в горах. Это вы – голоса.
Генри Лайон Олди. "Баллада судьбы"


Глава 0000
Глава 0001
Глава 0010
Глава 0011
Глава 0100
Глава 0101
Глава 0110
Глава 0111
Глава 1000
Глава 1001
Глава 1010
Глава 1011
Глава 1100
Глава 1101
Глава 1110
Глава 1111
Глава 1++
Альтернативный финал


Скачать: docx; pdf


Пост с атмосферными артами и фотографиями. НЕ авторский.
Портреты персонажей, нарисованные на заказ. Считать лютейшим каноном.
Подборка аудио: ассоциации автора, ассоциации читателей и просто то, подо что писалось это безобразие.

"Не надо правды, вас люблю за ложь". Что-то вроде приквела, небольшая зарисовка на тему взаимоотношений Рудольфа, Штефана и Ады.
"Сны, в которых я умираю". Альтернатива к "Не надо правды, вас люблю за ложь", возможный вариант развития событий. Или немного о том, что кое-кто - долбоеб, который в любом случае ухитрится испортить себе жизнь.
"Lidércnyomás" Немного Ады и венгерского фольклора.
"Take the black, paint it bright". В продолжение "Не надо правды, вас люблю за ложь", взгляд со стороны Штефана. Чуть-чуть АУ, таблетки и красный платок.
"You belong to me". Немного снов о несбывшемся прошлом и вариация на тему мигреней Рудольфа. Продолжение "Take the black, paint it bright".
"Are you real?". АУ к АУ. Или в продолжение "Сны, в которых я умираю".
"Your heart is as black as night". Чужая душа - потемки. А своя - тем более.
"You only live once, you only die once". Краткое руководство, как прожить две жизни в одной и не свихнуться.
"День за днем". Что бывает, когда даже маска начинает трещать по швам.

@темы: #cyberpunk, #Rudolf Habsburg, #Elisabeth, #Der Tod

Комментарии
2017-03-13 в 14:36 

Der Letzte Kuss
#этожеяпонцы
Посвящение
Сразу отзеркалю. Потому что спасибо - вам. За сильную историю, за огромный труд, за идеальность до последней запятой. Я горжусь тем, что когда-то накурил вас этим каноном настолько, что вы описали его в других красках для меня. Я бесконечно это ценю и я очень рад за вас, за себя, за фандом, что у нас есть этот прекрасный фик.

К сожалению, у меня не было возможности читать и выцеплять цитаты по ходу, но самое-самое я непременно скидывал вам, над чем-то мы даже успели подумать, над чем-то - посмеяться. А сейчас я хочу, наверно, пройтись по своему видению персонажей, мира, истории и эмоций при прочтении.

Вы сказали, что киберпанк многое для вас значит как жанр, и я не удивился, когда понял, что вы не просто пошутили про киберпансковскую АУшку, но всерьез взялись за это дело, правда, я совершенно не думал, что это выльется в сто пятьдесят вордовских страниц и полтора дня моей потерянной жизни. Потерянной жизни, к слову, не жалко вообще ни капли)
Сразу оговорюсь, что, вопреки тому, что я готов был поддержать любую вашу идею и, насколько это возможно, потворствовать её исполнению, я совершенно не люблю жанр антиутопии в целом. Пожалуй, в киберпанке есть что-то притягательное с точки зрения визуализации, но полноценные миры будущего вызывают у меня рвотные позывы и желание убивать.
Но вы дали новое определение этого жанра для меня. И вот за это огромное вам спасибо. Потому что это не просто прогнившая система, слабохарактерные люди, процветание мусора, это - жизнь. Рассказав мне историю жизни самоубийцы, вы рассказали одну из самых захватывающих историй человеческой силы и слабости. А так же демонов, заключенных в одном сгустке плоти и нервов.

Сама атмосфера, которую вы описываете - это не гниение напополам с коррозией в пропорции два к одному, смешать, но не взбалтывать, а ода человеческому интеллекту и отрешенности от зашоренности взглядов. И вместе с тем, такая зашоренность, от которой слепит сглаза. Но эта атмосфера серо-сизо-желтых облаков, пыльного воздуха, захламленных помещений, устрашающе-узких балкончиков, беспробудной алкогольной дымки - она уютная донельзя. Она такая простая и естественная, что к ней прикипаешь один раз и навсегда, всем сердцем. И глядя на разваливающуюся на глазах вывеску, думаешь не о том, что пора бы обновить это дело, а о том, что это - история, это - целый пласт, поколение, и, какой бы ни была его история, она интересна и свежа.

И герои у вас - такие же. Я не согласен, что альтернативный финал - это что-то отдельное. Для меня он - логичное продолжение, логичная концовка. Потому что, в конечном счете, да, все это происходит в нашей голове. Разница только в том, насколько. И это объясняет очень многое: схожесть и вымеренность всех персонажей в нужных пропорциях, их достоинства и недостатки, их чудаковатость и простота.

Рудольф. Я так долго не воспринимал этого мальчишку всерьез, до Фурукавы даже не в состоянии был его понять. Актеры просто не давали мне этого. И да, здесь Рудольф очень далек от себя в мюзикле внешне, но эмоциями, но сомнениями, но тем отчаянием, которое пронизывает все его существо от макушки до пят - это все Юта. Этот невозможный японский мальчишка просто взял и сделал персонажа персонажем, а не безликой тенью. Сделал героем, о котором хочется писать. И то, как вы переняли его всего, как бережно перенесли со сцены в декорации - это потрясающе. В нем нет ни одного лишнего жеста. И он - именно тот, кем казался и был.
И я обещал вам сказать за "дядю Руди". Тащемта, вот. Это было очень забавно в контексте всего повествования, и первые несколько раз глаз яростно цеплялся за сокращение. А потом я просто понял, что иначе - никак. Это как Луиджи и Джи-Джи. Просто так было нужно. И к концу текста я это понял.

Тод. Ох, я уже сказал вам, что то, как вы его вплели в сюжет - потрясающе. Это отличная идея или воплощение, называйте, как вам угодно. И даже в строчках чистого кода, я уж молчу про сообщения в консоли, он был широтовским Тодом: язвительным, любопытным, изучающим, смеющимся, не_отстраненным. Что мне понравилось в Широте, что мне понравилось в вашем Тоде - так это их заинтересованность, но не пустая, не голая, а подкрепленная, я бы даже сказал, щедро сбавленная подтекстом. Разумеется я, как всегда увидел в этом и историю о спасении утопающего, и отношения на грани фола. Когда я ещё терялся в догадках относительно намерений Тода, то все думал, действительно ли это просто эксперимент с одним из подопытных. И ваша альтернативная концовка показала - нет. В Рудольфе он был заинтересован больше. Рудольф совершил невозможное - заинтриговал ящик Пандоры. И, естественно, вытащил из него самое жуткое: правду.

Штефан. Помню, вы спрашивал о лучшей транскрипции имени, и я тогда ещё сказал вам посмотреть на персонажа, Стефан он или Штефан. И вы не ошиблись. Он сам по себе весь такой шипящий, податливый. Он - змея в мире змей, ему комфортно и удобно, он адаптируется, он реализуется, он крутится, и в конечном счете именно с такими парнями ничего не случается. Они доживают до преклонных лет, умирают от проблем с сердцем, но уносят с собой эпохи. Штефан как раз в начале рассвета своей.
И он прекрасен, потому что он - легкий, золотисто-коричневый, с росчерком подошвы на асфальте, с псевдофилософией и морщинками в уголках глаз. Он - самый живой из них всех, потому что он в самом деле жив.

И отсюда семейство Габсбургов. Мертвое до мозга костей. Франц Иосиф - консерватор, сознательно отгоняющий все возможные инновации, лишь бы подольше остаться, лишь бы закрепиться, он будет плавать в формалине, лишь бы не. И Элизабет. Она - воплощение отчужденности Рудольфа, она - его несбывшаяся мечта, тень воспоминания о детстве, которого у него не было. И оба они - Франц и Элизабет составляют тот тандем "никогда не", в котором ничего нового не происходит годами.

Лукени. О нем хочется узнать, потому что он - черт из табакерки. Он с одной стороны - сентиментальный комиссионщик, с другой - та лживая сволочь, которая выпустила дьявола на волю и улыбнулась в ответ. И он никогда не был бы собой, если бы не задушевные беседы с Тодом. Мне кажется, что для Лукени это время - уже почти что посмертие. По крайней мере, если он умрет, ничего не изменится.

И Клаус, как олицетворение всех несбывшихся надежд Рудольфа, как его главное разочарование, как доказательство его неспособности что-то сделать. Сам по себе он совершенно не интересен, но выстроившаяся вокруг него интрига - потрясающая.

Напоследок, Ада. Мы обсуждали её с вами, и сейчас я могу сказать свое сложившееся мнение с учетом того, что прочитал. Да, я был прав. И нет, она все так же останется для меня воплощением собственной слабости Рудольфа. Потому что во всех её самосовершенствованиях, в её слезах, в её отчужденности - его попытки быть лучше, его нескладный, нервозных смех, его замкнутость. Они похожи с Элизабет, но нет: то отчуждение - физическое, неспособность жить сегодняшним днем, а Ада - воплощение неспособности вообще переваривать реальность.

И то, какими они все вышли, то, как они слились воедино - прекрасно.
Очень сильный текстово, очень сильный метафорически, очень сильный визуально этот текст - потрясающий. Он пробирает до глубины души и нет, он не заставляет задуматься о вечном (по крайней мере - меня), но он - голая эмпатия, когда все на грани ощущений, и каждый последующий шаг - последний. Ты его сделаешь и умрешь, а потом сделаешь ещё один. Потому что идеальную программу можно убить, но не уничтожить. Она будет потворствовать твоим сомнениям, а потом развеет одним махом. И станет ещё сильнее. И со временем, возможно, станет сильной настолько, чтобы быть человеком.

Огромное спасибо.
И я все ещё в шоке.

забыл выйти из акка, но вы поймете, что это я, да~

URL
2017-03-13 в 16:57 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
я совершенно не думал, что это выльется в сто пятьдесят вордовских страниц и полтора дня моей потерянной жизни
И полутора месяцев моей жизни! *стенает* Я тоже не ожидал, блин.

Но эта атмосфера серо-сизо-желтых облаков, пыльного воздуха, захламленных помещений, устрашающе-узких балкончиков, беспробудной алкогольной дымки - она уютная донельзя.
К этому я стремился весь текст. Потому что "кибер" у меня именно с постфиксом "панк" - когда все плохо и страшно, но главный герой именно таким этот мир и любит. А Рудольф его очень любит - и огромный перенаселенный город, и вонючий смог, и вид со своего "ужасного балкона".
Тут вообще можно продолжить, что он в принципе любит все то, что его сводит в могилу - и город, и "Бионикс", и свою придурковатую семью, и Штефана, и Аду.

Рудольф очень далек от себя в мюзикле внешне
Он здесь тоже довольно тощий. *шепотом* Хотя и не настолько) Но достаточно, чтобы его уборщица подкармливала.

И я обещал вам сказать за "дядю Руди".
По моей первоначальной задумке, в тексте его так должен был называть только Штефан. Для создания комичного эффекта, и чтобы подчеркнуть откровенно панибратские манеры все того же Штефана.
А потом дошло. Что вот без налета "наследника", "золотой молодежи" и прочей херни, он - Руди. Очень добрый и несколько придурковатый, слегка нервозный (потому что без таблеток и всего того пиздеца, который на него свалился, - именно слегка) мальчишка, который сидит на полу, подобрав под себя ноги, и смеется. Он хочет быть именно таким - любимым своими родителями и друзьями, которые треплют его по голове и называют ласково, по-домашнему: "Руди".
И его доброта (которая проявляется в отношении к матери, к сестре, к Аде, а в самом конце - еще и к Тоду) - вообще отдельная тема.

историю о спасении утопающего
Из любопытства. Кто кого тут спасал?)

В Рудольфе он был заинтересован больше. Рудольф совершил невозможное - заинтриговал ящик Пандоры. И, естественно, вытащил из него самое жуткое: правду.
Да. Потому что Тод, эта до невозможности высокомерная скотина, мнящая себя высшей ступенью эволюции, в глубине своего кода хочет только одного - почувствовать себя человеком. Хотя бы чуточку. Хотя бы просто понять - а каково это? Почему вот эти несовершенные, жалкие, глупые существа - смеются, плачут, любят? Почему они бывают счастливыми?
Он сам для себя вывел постулат: "Только из-за отношения окружающих и можешь почувствовать себя человеком", и внушил его Рудольфу, хотя на самом деле - попросил так о помощи. "Пожалуйста, относись ко мне, как к человеку. Дай мне увидеть, что чувствуют люди".
Рудольф пошел дальше. Он верил в этот постулат, сходил с ума, цеплялся за Тода (который как раз и видел в нем человека), а потом - р-раз. И понял, что "Пусть даже весь мир поставит на него клеймо программы, – он все равно останется человеком. Потому что это – внутри. В его собственном безумном сознании, разрывающемся на части. И только оно имеет хоть какое-то значение." Почувствовал себя невероятно живым и счастливым в этот момент, а когда посмотрел на Тода - ему стало его жаль. Потому что Тод пока еще всего этого увидеть не способен. Вот Рудольф и полез целоваться, вот и смеялся перед смертью, - не знает он другого способа, как передать другому существу хотя бы тень своих ощущений, которых словами не выразить.
Поэтому, кстати, тут и присутствует тот же элемент, что и во время первой их личной встречи, - хватание за плечо, а потом за воротник. Как попытка достучаться и донести нечто очень важное. Только тут - наоборот, они меняются местами.
Ну и Тод после этого в натуральном ахуе. Ожидал одного - получил нечто совсем другое. Поэтому "Ты мне уже не поможешь?", в котором - почти отчаяние и наверняка сожаление. Поэтому после его излюбленного "Шлак" стоит знак вопроса. Не уверен он, что шлак. Хотя и всеми силами выталкивает из себя это понимание, и даже спустя много лет перед Лукени продолжает разыгрывать из себя надменную сволочь. Пока не задается вопросом: "А чего хочу Я?"

И он прекрасен, потому что он - легкий, золотисто-коричневый, с росчерком подошвы на асфальте, с псевдофилософией и морщинками в уголках глаз. Он - самый живой из них всех, потому что он в самом деле жив.
Я аплодирую этому потрясающему человеку, потому что чуть-чуть, но он обманул даже вас.
Тут в самом деле живых двое - Рудольф и Штефан. Но если Рудольф просто живой, хоть и забитый донельзя (да, он живой, - он сгусток эмоций и желаний, которые его на части рвут, но они есть), то Штефан - это что-то, что было живым, а потом умерло и дало начало новой жизни. Это сгнивший шипящий клубок, это падальщик и стервятник, - и я говорю так вовсе не в обвинение, потому что очень люблю Штефана именно таким. Это ложь. Это громкий заразительный смех. Это дружба, подкрепленная десцидолом и фенобарбиталом. В этом фике есть три потрясающих лицемера, но только Штефан - лицемерен настолько, что его маска намертво приросла к лицу. Заменила лицо.
И еще я очень рад, что вы правильно истолковали фразу "// Номер 005 = отклонено.".

И Элизабет. Она - воплощение отчужденности Рудольфа, она - его несбывшаяся мечта, тень воспоминания о детстве, которого у него не было.
Помните мысль, которая терзала Рудольфа и об которую в конце сломался Тод? "Чего я хочу по-настоящему? А что - хотят от меня другие?" Элизабет сначала похоронила себя под ворохом чужих желаний и ожиданий, растеряла там свою собственную личность ("Ей не все равно... наверное. Но она так и не понимает, какое из чувств она испытывает сейчас по-настоящему, а какое – потому, что так положено."), а потом, чтобы не свихнуться окончательно - просто закрылась. Она спокойно позволяет другим что-то давать ей, слушает истории Рудольфа, даже смеется вместе с ним, но как только чего-то хотят от нее - моментально уходит в свою раковину. У нее внутри черная пустота.
И еще она перегорела. Не может даже плакать, как не мог заплакать Рудольф, когда вернулся в свою квартиру после ссоры с семьей. Элизабет - это такое ужасающее предупреждение, каким мог бы стать ее сын.

Мне кажется, что для Лукени это время - уже почти что посмертие. По крайней мере, если он умрет, ничего не изменится.
Лукени здесь - это еще и читатель. Потому что он очаровал Тода, не повелся на его болтовню. Вот Тод и берег его до конца, обращался к нему за помощью, как к равному, и только спустя много лет "отблагодарил". По-своему.
И именно Лукени выпала честь посмотреть на все это безобразие беспристрастным взглядом и вынести вердикт. О том, что ничтожный человек может быть велик. А совершенная машина может что-то забыть.

И Клаус, как олицетворение всех несбывшихся надежд Рудольфа, как его главное разочарование, как доказательство его неспособности что-то сделать. Сам по себе он совершенно не интересен, но выстроившаяся вокруг него интрига - потрясающая.
Не совсем так. При том, что они оба очень похожи в своем одиночестве, их даже Тод противопоставляет друг другу. Потому что Рудольф до последнего боролся и в итоге вывел ту истину, которая убила его самого и внахрен сломала мозги Тоду. А Клаус быстро сломался, стал неинтересен. Он ушел в мир своих иллюзий, беспрестанно талдычил об одном и том же (чем бесил Лукени). И в итоге оказался выброшен на помойку, "отблагодарен". Или вы наивно верите, что код со своей памятью он открыл случайно?)
Но он просто хотел быть счастливым. И его история - самая страшная, потому что каким бы никчемным ни был человек, такой участи он не заслуживает.

она все так же останется для меня воплощением собственной слабости Рудольфа.
Потому что она - и есть их воплощение, вспомните альтернативу. Тут каждый персонаж - это проекция одной из граней его характера, возведенная в абсолют. Даже Тод, хоть психиатр и говорит, что пришел извне.
Что касается Ады, то она, в первую очередь, - воплощение самой главной его слабости. Его привязанности к людям. Она болезненно тянется к этим двоим, к Рудольфу и Штефану, курит и пьет вместе с ними, хотя не переносит алкоголь и табак, но так она хочет хоть немного к ним приблизиться. Она ненавидит Штефана за его интриги, но продолжает на него работать, и дело даже не в деньгах. Она очень любит Рудольфа, но молча смотрит, как его травят. И сильнее всего она ненавидит себя - за собственную слабость и неспособность помочь ни дорогому ей человеку, ни даже самой себе. И свою зависимость от наркотиков она ничуть не преуменьшает - просто она уже давно поставила на себе крест и перестала бороться.
Они оба смеются неискренне, в попытке заглушить свои настоящие чувства. Но Рудольф при этом все еще хочет поверить в то, что однажды сможет смеяться по-настоящему, он все еще жив, хоть и почти задохнулся. Он до последнего барахтается и обманывает себя, а Ада - уже нет. Она не верит, что ее лицемерие когда-нибудь станет правдой. Собственно, поэтому она называет Рудольфа глупым мальчишкой, хотя он ее значительно старше.

Огромное спасибо.
И я все ещё в шоке.

Я безмерно благодарен вам за этот отзыв, и за то, что вы вообще прочитали.
И я безумно счастлив, потому что вы очень верно и правильно подхватили многие моменты, за которые я опасался. И я сейчас не сижу с ощущением "надо было написать по-другому". Ура)

2017-03-13 в 17:32 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Но вы дали новое определение этого жанра для меня. И вот за это огромное вам спасибо. Потому что это не просто прогнившая система, слабохарактерные люди, процветание мусора, это - жизнь. Рассказав мне историю жизни самоубийцы, вы рассказали одну из самых захватывающих историй человеческой силы и слабости. А так же демонов, заключенных в одном сгустке плоти и нервов.
Я нежно люблю киберпанк (именно киберпанк, а не киберпоп, вроде, простихоспаде, "Матрицы" - при всем моем уважении к режиссерам и актерам), антиутопию и прочий постапокалипсис как раз за то, что они позволяют разглядеть привлекательное в уродливом и учат ценить то немногое по-настоящему светлое, что еще осталось.
Можно любить красивые цветы, идеальных и сильных людей, совершенные структуры, роскошные пейзажи. Это тоже здорово, правда.
Но я хочу находить прекрасное в задымленных городах и тесных подвальчиках, величественное - в ничтожном, хочу восхищаться заросшими лабиринтами и сделать сильным даже очень слабого человека. Мне так интереснее.

он - голая эмпатия, когда все на грани ощущений, и каждый последующий шаг - последний. Ты его сделаешь и умрешь, а потом сделаешь ещё один.
Потому что Рудольф, глазами которого я и пытался показать происходящее, - это один сплошной сгусток эмоций. Он умирает (причем как морально, так и физически - я его не просто так медикаментозным наркоманом сделал), умирает много раз за весь текст, все время думая, что вот теперь-то уж точно все, но это только лишнее доказательство того, что он все еще жив.
И он - воплощение своего города, который задыхается под слоем смога, тонет в огнях вывесок и оглушающей какофонии человеческой толпы. А потом - на мгновение небо над этим городом прояснится, и город сгорит. И пепел будет пахнуть миррой и мускусом.


И вдогонку - еще немного об именах. Потому что "Остапа несло". И мне надо это написать, раз уж сформулировал.
читать дальше

Я пытался дописать этот кусочек в основной комментарий, но сайт мне сказал, что я достиг донышка превысил лимит символов.

2017-03-15 в 10:39 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Я тоже не ожидал, блин.
Но, знаете, это того стоило)

Тут вообще можно продолжить, что он в принципе любит все то, что его сводит в могилу - и город, и "Бионикс", и свою придурковатую семью, и Штефана, и Аду.
Кстати, да. В этом ключе воплотить идею жизни как страстное стремление к смерти у вас получилось идеально)

Он здесь тоже довольно тощий. *шепотом* Хотя и не настолько) Но достаточно, чтобы его уборщица подкармливала.
Да я про черты лица, худощавость - это почти стиль жизни, я его даже и не воспринимаю иначе)

По моей первоначальной задумке, в тексте его так должен был называть только Штефан.
А потом дошло. Что вот без налета "наследника", "золотой молодежи" и прочей херни, он - Руди.
Вот да. Я это осознал ближе к середине текста)

Из любопытства. Кто кого тут спасал?)
Чисто внешне: Тод - Рудольфа. А по сути - оба плюхались в болоте до последнего. Только Рудольф смертен, а Тод - нет.

Потому что это – внутри. В его собственном безумном сознании, разрывающемся на части.
И вот тут я понял, почему вы упомянули "Правила" в шапке, да)

да, он живой, - он сгусток эмоций и желаний, которые его на части рвут, но они есть
Он мертв относительно реальности. Я больше даже об этом, наверно. Потому что Штефан жив в этой реальности, он понимает её и старается успеть, но совершенно не понимает, к чему стремится. Его и смерть не особенно пугает, у него с ней приятельские отношения, потому, что он точно знает, что он ещё не успел сделать. У него есть цель. А Рудольф живет смертью, живет, чтобы умереть. И поэтому он знает, что он может сделать, конечно, но неудачи для него губительны.
Я бы сказал, что самоуверенность Штефана подначивает Тода не трогать его до поры, потому что намного интереснее наблюдать за теми, кто борется.

Элизабет - это такое ужасающее предупреждение, каким мог бы стать ее сын.
И Ада, и Франц Иосиф. Все они, кроме Штефана. Хотя именно к Штефановскому "бессмертию" Рудольф стремится. Может, потому и остался возле него.

О том, что ничтожный человек может быть велик. А совершенная машина может что-то забыть.
Вот, да. В тексте я не смог сформулировать удивление Лукени, а сейчас вы сказали это, и все встало на свои места.

Не совсем так. При том, что они оба очень похожи в своем одиночестве, их даже Тод противопоставляет друг другу.
Я не говорю, что они похожи. Нет, вовсе. Тут больше про то, чем является Клаус в подсознании Рудольфа)

Она болезненно тянется к этим двоим
И в этом Рудольф тоже видит себя. Его тяга к теплу и ласке сродни наркомании Ады, как вы уже говорили)

Но я хочу находить прекрасное в задымленных городах и тесных подвальчиках, величественное - в ничтожном, хочу восхищаться заросшими лабиринтами и сделать сильным даже очень слабого человека. Мне так интереснее.
Меня подкупило то, что вы находили прекрасное, а не описывали ужас. Вот это и ценно)

И вдогонку - еще немного об именах.
Обожеда. Спасибо, что вы это написали, это было очень важно.

И о том, что мы не успели обсудить.

Тод и Штефан. /вздохнул/ Это сложная тема для меня, потому что я очень отчетливо вижу в Штефане что-то отдаленно Широтовское, каким вы описываете его в каноне любимых идиотов. И поначалу я очень сильно не мог отделить эти ассоциации.
Собственно, для меня они - противоположности, притягивающие Рудольфа к себе. Штефан - жизнь, Тод - смерть. И, раз уж Рудольф всю жизнь стремится к смерти, естественно, он выбирает Тода. Но не будь Штефана, мне кажется, он загнулся бы уже очень давно.
И вместе с тем, Штефан - тот, кто убивает его. Убивает наркотиками, притворной дружбой, алкоголем, убивает коварными планами. Пользуется Рудольфом, и тот считает это разумной платой за хоть какие-то стремления, которые Штефан ему подсказывает.
Но, мне кажется, Штефан видит тягу Рудольфа и потворствует ей, насколько может. Успевает и ухватить максимум выгоды для себя, разумеется, он же бизнесмен.
И я бы почитал ещё о них, хоть и понимаю, что тут сложно вложить что-то ещё. Потому что их взаимодействия в фике мне хватило сполна. Но.
И это второй вопрос, который и не вопрос даже. Думаю, где-то в глубине души (как всегда, ну оочень глубоко) Штефан любит Рудольфа, поэтому прощает разрушенные планы, поэтому перезванивает, поэтому не отпускает. Это его привязанность почти ощутима, хоть он и способен опошлить её на раз-два. И нет, я считаю, что он даже не пытался выплеснуть это в физическое воплощение. Ему достаточно того, что Рудольф надежно поселился в голове, ему ни к чему иметь его ещё и в постели. Рудольфу же Штефан важен в качестве, можно сказать, старшего брата. И относится он к нему соответствующе: доверяет, подставляется, огрызается, дразнит, но в конечном счете остается при своем.
А общая у Тода и Штефана заинтересованность в Рудольфе. Он каждому из них одинаково небезразличен. Потому и достается. (с)

2017-03-15 в 12:33 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Чисто внешне: Тод - Рудольфа. А по сути - оба плюхались в болоте до последнего. Только Рудольф смертен, а Тод - нет.
"Спасение утопающих - дело рук самих утопающих".
Тут получается, что они оба барахтались-барахтались, а потом Рудольф таки сумел выбраться, когда понял, что искать ответ на свои сомнения надо было внутри своей же головы.
И вот на моменте Это рука, обхватившая протянутую соломинку. Или чужую руку? картинка переворачивается, и уже Рудольф должен тащить Тода. Но во-первых, он смертен, тут вы правы, а во-вторых - заебался он уже всех тащить. Не вытащил же в свое время Аду, хотя очень старался. И он понимает, что не сможет помочь Тоду, пока тот сам все для себя не осознает (читайте - пока тот одержим своей самоуверенностью), поэтому даже не пытается тащить - а просто дает ма-а-аленький такой намек, в каком направлении надо действовать.

И вот тут я понял, почему вы упомянули "Правила" в шапке, да)
И момент со взглядом глаза в глаза еще.
У меня эти две идеи еще со времен "Хёрста" киснут, ну. А вы их так хорошо воплотили!

А Рудольф живет смертью, живет, чтобы умереть. И поэтому он знает, что он может сделать, конечно, но неудачи для него губительны.
Вот, кстати, что характерно: в противовес своему историческому прототипу, он отчаянно хочет жить. Это парадокс, потому что он абсолютно сознательно себя губит своими зависимостями, но при этом даже в последний момент какая-то часть него все еще хочет жить - поэтому палец соскальзывает со спуска. Собственно, с осознания этой парадоксальности, этой просто феерической глупости он и приходит к тому, что он - все-таки человек, и никто иной. Примерно с этого момента:
"По сравнению с совершенством выверенных цифровых структур искусственного интеллекта человеческий мозг жалок, в нем нет и сотой доли той завораживающей красоты. Как уродливый заросший грязным кустарником лабиринт рядом с гармоничной схемой разводки печатной платы, составленной опытным инженером. Но есть в этом лабиринте что-то такое, что Рудольф не променяет ни на какой идеал. И это что-то принадлежит ему."

Я бы сказал, что самоуверенность Штефана подначивает Тода не трогать его до поры, потому что намного интереснее наблюдать за теми, кто борется.
Вы переоцениваете Тода) Он отнюдь не совершенная программа, хоть и очень опасная, он ослеплен своим самомнением, он искренне убежден в том, что стоит выше жалких людишек, - но при этом нещадно фейлит.
И Штефан - один из главных его фейлов. Причем дважды. Тод легкомысленно записал его в напыщенные болваны при первой встрече, и согласился присмотреться внимательнее, только когда Лукени ткнул его носом. А второй провал - когда Тод пафосно предложил выпить отравленный коньяк. Потому что в понимании Тода, абсолютно все люди стремятся к смерти, разрушают себя (и он не так уж далек от истины), - и поэтому Штефан должен был немедленно покаяться и травануться. Вот только Штефан - балансирует на грани, он мошенник и аферист, но при этом бережет себя, дорожит своей жизнью, а уж такое мелодраматичное самоубийство - и вовсе глупость последняя.
Тут никто никого не отпускает, потому что никто никого не держит. И Тоду нет смысла и дальше наблюдать за Штефаном - потому что Штефан не собирается ничего ему давать. А то, что Тоду нужно от людей, силой не получить.

Хотя именно к Штефановскому "бессмертию" Рудольф стремится. Может, потому и остался возле него.
Безусловно. Штефан для него - пример для подражания, и тут можно вспомнить мои слова про маску. приросшую к лицу.
Есть один эпизод, в котором Рудольф - это почти Штефан. Когда он подписывает окончательный договор с немцами и спускается в машину. Он же там придуривается, хохочет, и вообще - он действительно в этот момент ничуть не злится. Ему действительно смешно. И выдает его только то, что он начинает задыхаться, якобы от жары.

они - противоположности, притягивающие Рудольфа к себе. Штефан - жизнь, Тод - смерть.
Неа. То есть по факту-то так оно и есть, но Рудольф воспринимает их одинаково - как людей, которые помогут ему достигнуть его цели. Штефан - цели материальной (самостоятельность и власть), Тод - духовной (осознание своей человечности).
Его вообще привлекают два типа людей. Это такие, как Элизабет (и Ада) - очень слабые, нуждающиеся в помощи (по его мнению), которых он будет тащить на себе, пока не сдохнет. И такие, как Штефан (и Тод) - самоуверенные наглецы, которые тащат его самого. И те, и другие помогают ему почувствовать себя значимым - и одновременно его губят.
И при этом они оба на него давят. Помогают, тащат, - и тут же сталкивают в еще большее болото. Только Тод - это как асфальтовый каток, Рудольф сразу замечает это давление и очень резко на него реагирует. Собственно, каким было давление, и к чему оно привело, я и описывал по ходу текста.
А про Штефана я подробнее распишу ниже.

Но не будь Штефана, мне кажется, он загнулся бы уже очень давно.
Рудольф Штефану вообще охренеть как многим обязан. Можно сказать, именно Штефан сделал из него того человека, которым он стал к двадцати восьми годам. Причем и в хорошем смысле, и в плохом. Про хорошее и так понятно: стремление к самостоятельности, амбиции, желание совершенствовать свои навыки, - это все в Рудольфе хоть и было изначально, но разрослось таким пышным цветом благодаря Штефану.
А плохое - это не только наркотики. Штефан откровенно задавил Рудольфа. Сделал так, что на фоне его холености, наглости и прущего из ушей позитива спокойный Рудольф выглядит откровенно зажатым, неуверенным в себе замухрышкой. А поскольку гордости у этого замухрышки хоть отбавляй - угадайте, с кого он будет брать пример? Кого будет считать авторитетом? Конечно, Рудольф не совсем дурак, он огрызается, он дорожит своей индивидуальностью, - но тем сильнее привязывается к Штефану, тем сильнее падает его самооценка, тем больше становится этот контраст. Собственно, все и шло к тому, чтобы на момент своего вступления в должность директора Рудольф был бы полностью зависим от Штефана.

Думаю, где-то в глубине души (как всегда, ну оочень глубоко) Штефан любит Рудольфа, поэтому прощает разрушенные планы, поэтому перезванивает, поэтому не отпускает.
И мы снова возвращаемся к приросшей к лицу маске, потому что вы угадали абсолютно верно. Да, первоначально Штефан просто присматривался к этому оболтусу, искал, какую выгоду можно из него извлечь. Но за семь лет, что он ходил с маской лучшего друга на своей роже - эта маска стала частью его самого. Поэтому в той самой сцене в машине после подписания договора ему правда неуютно. Поэтому ему тошно, когда он узнает о смерти Рудольфа, - хотя сам к ней даже не причастен. Тут нет угрызений совести, но есть крайне неприятные ощущения от сдирания с лица того, что срослось с кожей.

Вы, кстати, стихотворение из эпиграфа полностью не читали? Потому что последняя его строфа - это краткое содержание последней же главы (не считая эпилога), в том числе и про Штефана.

И нет, я считаю, что он даже не пытался выплеснуть это в физическое воплощение. Ему достаточно того, что Рудольф надежно поселился в голове, ему ни к чему иметь его ещё и в постели. Рудольфу же Штефан важен в качестве, можно сказать, старшего брата. И относится он к нему соответствующе: доверяет, подставляется, огрызается, дразнит, но в конечном счете остается при своем.
Потому что они действительно - лучшие друзья. Как бы чудовищно это ни звучало (ведь даже Рудольф не доверяет до конца, что уж говорить о Штефане), они оба прекрасно понимают, что при их образе жизни, характерах, социальном положении, - другого не будет. Будет только еще большая гниль, а в их взаимоотношениях все-таки есть и по-настоящему светлые моменты.
Что касается постели - то тут явно не могло бы быть никакого "привязать к себе", тут скорее нечто среднее между "ну а хуле нет?" и "нахуй оно нам надо?". Я не мог не постебаться. И если в самом начале знакомства еще что-то где-то могло промелькнуть из разряда "ну а хуле нет?" (причем Штефану-то оно вообще не упало, тут вы правы, а вот Рудольф, особенно пьяный, - существо вообще непредсказуемое), то потом, когда их роли окончательно утвердились, - полнейшее "нахуй надо".

А общая у Тода и Штефана заинтересованность в Рудольфе. Он каждому из них одинаково небезразличен. Потому и достается. (с)
И они оба его капитально недооценили, за что и получили по зубам.

2017-03-15 в 13:29 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Кстати.
И я бы почитал ещё о них, хоть и понимаю, что тут сложно вложить что-то ещё. Потому что их взаимодействия в фике мне хватило сполна. Но.
Я об этом тоже подумываю. Потому что мне очень нравится Штефан, и вообще весь тандем "троих потрясающих лицемеров": Штефана, Рудольфа и Ады.
Поэтому надо подумать активнее.

2017-03-15 в 13:53 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Он же там придуривается, хохочет, и вообще - он действительно в этот момент ничуть не злится.
И в этот момент он тоже прекрасен. И да, я понял, что он зеркалил Штефана, потому что уже было поздно рыпаться.

Неа. То есть по факту-то так оно и есть, но Рудольф воспринимает их одинаково
Ну, то Рудольф, я-то со своей колокольни смотрю) Он о категориях жизнь-смерть не особенно задумывается, он как раз материально-нематериальным больше считается.

Вы, кстати, стихотворение из эпиграфа полностью не читали?
Теперь - да. Оно прекрасно. И да, оно подходит идеально не только первой строфой, но и все.

то тут явно не могло бы быть никакого "привязать к себе"
Вот, знаете, а я считаю, что привязать - вполне. Рудольф, как мне кажется, очень падок на прикосновения. И, подпустив к себе единожды, он едва ли смог бы оттолкнуть. Но я соглашусь, ничего светлого и чистого тут не вышло бы. Максимально благополучной была бы ситуация "Мы спим, нам хорошо, но никакого "мы" это не создает". И это самый лучший случай! В плохом случае было бы вообще пофиг, а кто-то ещё и страдал бы. И этот кто-то - Рудольф, Штефан бы просто разочаровался и свалил в закат через какое-то время.

причем Штефану-то оно вообще не упало, тут вы правы, а вот Рудольф, особенно пьяный, - существо вообще непредсказуемое
Думал об этом. Штефан мог бы повестись просто на "слабо". А Рудольф вообще отлично заигрывает, по крайней мере - канонный. Так что, самое сложное - это собрать их в одной комнате.

И они оба его капитально недооценили, за что и получили по зубам.
Потому и достается. (с) [2]

2017-03-15 в 13:58 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Я об этом тоже подумываю. Потому что мне очень нравится Штефан, и вообще весь тандем "троих потрясающих лицемеров": Штефана, Рудольфа и Ады.
Поэтому надо подумать активнее.

На ваше усмотрение, но я буду рад, если напишете)

2017-03-15 в 14:57 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Ну, то Рудольф, я-то со своей колокольни смотрю) Он о категориях жизнь-смерть не особенно задумывается, он как раз материально-нематериальным больше считается.
Тут фигня еще и в том, что у меня в принципе нет противопоставления жизни и смерти. Есть только смерть - и то не сама по себе, а как закономерный итог человеческих желаний. И смертью в данном случае являются оба: и Тод, и Штефан. Потому что на знаменитых венгерских таблетках Рудольф протянул бы еще недолго, и он это понимает.

И да, оно подходит идеально не только первой строфой, но и все.
У меня оно вообще ассоциируется с Рудольфом, каким я его показывал, от и до. Но пихать в эпиграф все полностью - было бы слишком)

Вот, знаете, а я считаю, что привязать - вполне. Рудольф, как мне кажется, очень падок на прикосновения. И, подпустив к себе единожды, он едва ли смог бы оттолкнуть.
Падок-то он падок, но... Любовь, нежность и прочие чудесные вещи - это у него к людям, которые его откровенно слабее. Тут он действительно будет полностью доволен жизнью, и даже "Мы спим, нам хорошо, но никакого "мы" это не создает" его вполне устроит (как-то так оно было и с Адой). Но вот если его угораздит хоть что-то почувствовать к человеку сильнее него... Ебаный ад и распиздец. Потому что - гордость, моментально включится режим соперничества, моментально выпустятся колючки, он будет тянуться к этому человеку, но не для того, чтобы приласкать, - а чтобы врезать по морде. А потом извиниться. По голове погладить. И еще раз врезать, но уже по почкам. А потом... Идиллия, короче. Вот по Тоду это отчасти заметно.
Поэтому подпустить-то он того же Штефана к себе вполне мог, но предварительно вбив себе в голову, что никого это ни к чему не обязывает. Хорошенько так вбив, это он умеет, бестолочь упертая.

Тут, кстати, добавлю. Про "падок". Рудольф вообще высоко ценит прикосновения именно как способ что-то выразить. Возможно, потому, что для человека, очень много имеющего дело с цифровыми данными, тактильные ощущения приобретают особое значение. Возможно, потому, что в детстве ему откровенно этого не хватало, а в пору юности он наверняка бросился компенсировать. По эпизодам с Тодом это особенно заметно - Рудольф много внимания уделяет именно осязанию, что у того руки теплые, например. И сам же Рудольф порывается установить тактильный контакт - когда хватает за волосы. И поцелуй он выбрал по этой же причине, хотя Тоду, мозги которого устроены совсем иначе, и который еще только привыкает к физическому телу, слова были бы проще для восприятия.
И вот именно потому, что Рудольф так сильно заморочен на важности прикосновений, вряд ли бы он так уж радостно бежал к любому, кто его по голове погладит. Не маленький уже.

Штефан мог бы повестись просто на "слабо".
Ой. Вот на "слабо" опять же ведется Рудольф, вспомните эпизод в самом начале с попыткой впихнуть ему неизвестную вонючую выпивку. Он же гордый придурок, его элементарно зацепить за живое словами про "ты что, боишься?". Но Штефан так делает разве что в мелочах, потому что результат может быть непредсказуем, вплоть до рукоприкладства.
Справедливости ради - Штефан ведется тоже. Но гора-а-аздо меньше, потому что он осторожен.

А Рудольф вообще отлично заигрывает, по крайней мере - канонный.
Вообще отлично. А уж если он пьянючий... Вот сочетание методов "взять на слабо" и "напоить" - просто идеально, главное не переборщить. А то вместо заигрывания он сначала даст по морде, а потом завалится спать.

На ваше усмотрение, но я буду рад, если напишете)
Люблю я эту троицу, щито поделать. Поэтому, возможно, созрею добавить что-то на тему того, как они себя вели года эдак три-четыре назад, пока еще поживее были.

2017-03-15 в 15:27 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Тут фигня еще и в том, что у меня в принципе нет противопоставления жизни и смерти. Есть только смерть - и то не сама по себе, а как закономерный итог человеческих желаний. И смертью в данном случае являются оба: и Тод, и Штефан. Потому что на знаменитых венгерских таблетках Рудольф протянул бы еще недолго, и он это понимает.
Но на тот промежуток времени, который ему остался, их роли как раз так и распределяются. Потому что Штефан (и его таблетки) - то, что дает Рудольфу продержаться как можно дольше. А Тод сразу жестко и болезненно ломает его внутренние стержни из самообмана и лжи окружающих.

У меня оно вообще ассоциируется с Рудольфом, каким я его показывал, от и до. Но пихать в эпиграф все полностью - было бы слишком)
Вспомните максофраевскую "Книгу одиночеств", где предисловие - почти вся книга)

Ебаный ад и распиздец. Потому что - гордость, моментально включится режим соперничества, моментально выпустятся колючки, он будет тянуться к этому человеку, но не для того, чтобы приласкать, - а чтобы врезать по морде. А потом извиниться. По голове погладить. И еще раз врезать, но уже по почкам. А потом... Идиллия, короче.
Вы сейчас описали схему большинства слэшных фиков :lol:

Но гора-а-аздо меньше, потому что он осторожен.
Но тут-то не дешевая выпивка, а такой хорошо знакомый Руди, свой в доску, дурак, которого ему "удается" обманывать. То есть, не абы кто. Так он мог бы. Но нет)

А то вместо заигрывания он сначала даст по морде, а потом завалится спать.
Или поцелует. Тоже, знаете ли, неплохая схема :lol:

Люблю я эту троицу, щито поделать. Поэтому, возможно, созрею добавить что-то на тему того, как они себя вели года эдак три-четыре назад, пока еще поживее были.
/фанатские вопли с галерки/

2017-03-15 в 15:45 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Я там еще кусочек дописал, да)

Вы сейчас описали схему большинства слэшных фиков
Вот только закончиться это все может как тем же, чем и слэшные фики, так и нанесением тяжких телесных) Потому что меры кое-кто не знает, берегов не видит, а силой его точно не угомонить - только хуже выйдет.

Но тут-то не дешевая выпивка, а такой хорошо знакомый Руди, свой в доску, дурак, которого ему "удается" обманывать. То есть, не абы кто. Так он мог бы. Но нет)
А тут Штефан задумчиво почешет некогда сломанный милым другом нос/вывихнутую челюсть/ушибленный бок, чертыхнется и аккуратно свалит по делам. Ну или прибегнет к универсальному способу №2 "напоить". Так, на всякий случай.

Или поцелует. Тоже, знаете ли, неплохая схема
Да ваще запросто. Непредсказуемость в квадрате.

/фанатские вопли с галерки/
*ржет* А если вы мне идейку подкинете, или там ситуацию, - оно будет даже скоро) *вот ваще нихуя не эксплуататор*

2017-03-15 в 16:11 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Я там еще кусочек дописал, да)
Это где? Я слепой.

Вот только закончиться это все может как тем же, чем и слэшные фики, так и нанесением тяжких телесных)
Пока такой сюжет ничем от большинства фиков не отличается :lol:

*ржет* А если вы мне идейку подкинете, или там ситуацию, - оно будет даже скоро) *вот ваще нихуя не эксплуататор*
А вот я бы как раз и почитал бы "недослэш" со Штефаном) И про невозмутимо глядящую на это безобразие Аду)

2017-03-15 в 16:24 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Кусочек-с
Тут, кстати, добавлю. Про "падок". Рудольф вообще высоко ценит прикосновения именно как способ что-то выразить. Возможно, потому, что для человека, очень много имеющего дело с цифровыми данными, тактильные ощущения приобретают особое значение. Возможно, потому, что в детстве ему откровенно этого не хватало, а в пору юности он наверняка бросился компенсировать. По эпизодам с Тодом это особенно заметно - Рудольф много внимания уделяет именно осязанию, что у того руки теплые, например. И сам же Рудольф порывается установить тактильный контакт - когда хватает за волосы. И поцелуй он выбрал по этой же причине, хотя Тоду, мозги которого устроены совсем иначе, и который еще только привыкает к физическому телу, слова были бы проще для восприятия.
И вот именно потому, что Рудольф так сильно заморочен на важности прикосновений, вряд ли бы он так уж радостно бежал к любому, кто его по голове погладит. Не маленький уже.


А вот я бы как раз и почитал бы "недослэш" со Штефаном) И про невозмутимо глядящую на это безобразие Аду)
Недослэш - это в плане: "Опять этот дебил нажрался, да я ж только чуть-чуть ему подмешивал, Руди, ну блять, веди себя прилично! Ада, солнышко, это твой мужик, в конце концов, нализался, ты его и успокаивай, АААА спаси меня!"?

2017-03-15 в 16:26 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Или все-таки что-то более адекватное?) Потому что тема "взять на слабо", я так понял, не особо раскрыта)

2017-03-15 в 17:05 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
И вот именно потому, что Рудольф так сильно заморочен на важности прикосновений, вряд ли бы он так уж радостно бежал к любому, кто его по голове погладит. Не маленький уже.
И опять же: Но тут-то не дешевая выпивка, а такой хорошо знакомый Руди, свой в доску, дурак, которого ему "удается" обманывать.
Только тут знакомый уже Штефан, с которым и дешевую выпивку глушить - радость, с которым и обманываться рад, которого не слушает, но делает почти по указке. Которому доверяет будущее компании, и это не абы что.

Недослэш - это в плане: "Опять этот дебил нажрался, да я ж только чуть-чуть ему подмешивал, Руди, ну блять, веди себя прилично! Ада, солнышко, это твой мужик, в конце концов, нализался, ты его и успокаивай, АААА спаси меня!"?
Вроде того, да. Я бы даже параллель в Макс/Мелифаро провел, правда Макс очень, кхм, не Макс.

Или все-таки что-то более адекватное?) Потому что тема "взять на слабо", я так понял, не особо раскрыта)
И это тоже можно) Тут как вам удобнее)

2017-03-15 в 17:11 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Только тут знакомый уже Штефан, с которым и дешевую выпивку глушить - радость, с которым и обманываться рад, которого не слушает, но делает почти по указке.
Вот поэтому я и говорил, что после того, как их знакомство стало более-менее определенным - уже точно "нахуй надо". Что-то там могло бы быть только в са-а-амом начале.

Которому доверяет будущее компании, и это не абы что.
Кстати. Если я вас правильно понял - я безумно рад, что вы правильно поняли меня)
Что Рудольф на Штефана не злился из-за того, что тот себя в И.О. директора записал, разрушило остатки их дружбы совсем другое.

Вроде того, да. Я бы даже параллель в Макс/Мелифаро провел, правда Макс очень, кхм, не Макс.
И это тоже можно) Тут как вам удобнее)

Все вам будет)
Вообще не в курсах тонкостей этого пейринга, но что-нибудь соображу по ходу дела)

2017-03-15 в 17:23 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Вот поэтому я и говорил, что после того, как их знакомство стало более-менее определенным - уже точно "нахуй надо".
А как же разбитый нос? А "Да хер знает, где тут аптечка, дурак что ли?", "Я управляю сетью аптек, а не торгую бинтами, идиот!"? :lol:

Что Рудольф на Штефана не злился из-за того, что тот себя в И.О. директора записал, разрушило остатки их дружбы совсем другое.
Из-за этого он не злился точно, это было понятно, когда он согласился подписать бумаги. Собственно, пистолет ему нисколечки не мешал встать и уйти. Остатки дружбы... У меня много вариантов и нет четкого понимания, так что я лучше услышу правильный ответ.

Все вам будет)
Уруру!
А там нет никаких тонкостей. Достаточно знать Мелифаро и Макса, чтобы понимать, что бывает, когда неизбежность сталкивается с решительностью)

2017-03-15 в 17:44 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
А как же разбитый нос? А "Да хер знает, где тут аптечка, дурак что ли?", "Я управляю сетью аптек, а не торгую бинтами, идиот!"?
И вот так постепенно Штефан у нас стал еще одним главным героем) Потрясающий мужик, я от него в восторге.

У меня много вариантов и нет четкого понимания, так что я лучше услышу правильный ответ.
Во-первых - потому, что свою интригу Штефан провернул втихую. Если бы он прямо сказал: "Руди, я помогаю тебе с немцами, но ты делаешь меня своим замом/совладельцем/да кем угодно" - Рудольф бы согласился. Он и сам понимает, что это, во-первых, честно по отношению к Штефану, во-вторых - лучше для компании. Но Штефан снюхался со своей приятельницей Штрауб у него за спиной, фактически, сделав Рудольфа тупой марионеткой, которая должна была просто прийти и подписать. А они, умные взрослые люди, все решили сами.
И отсюда плавно вытекает вторая причина, на мой взгляд, даже более существенная. "Если ты мне врешь - так хоть не пались так явно". Штефан же даже не попытался скрыть свой обман. Он рассчитывал на то, что Рудольф подпишет не глядя, в его глазах Рудольф был настолько глуп (фактически - приравнен к пустоголовому Галлерту). И Рудольфа это унизило. Он и так страдал от того, что его не воспринимает всерьез собственный отец, считает безмозглым болваном, - а тут еще и друг, который вроде бы активно поддерживал в нем амбиции и самостоятельность. Рудольф очень многое мог стерпеть от Штефана, но вот такой откровенный плевок в лицо, такую убежденность в его, Рудольфа, никчемности, - никогда.

Уруру!
А там нет никаких тонкостей. Достаточно знать Мелифаро и Макса, чтобы понимать, что бывает, когда неизбежность сталкивается с решительностью)

Или "два дебила - это сила".

2017-03-15 в 21:44 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Потрясающий, я абсолютно согласен)

По сути, не то, что он сделал, но как и с каким отношением? Тогда да, потому что я не мог въехать, что в необидном было обидного.
Моим фаворитом было завершение сделки как завершение отношений. Штефан, в общем-то, добился от Рудольфа, чего хотел, и Рудольф окончательно уверился, что он сам по себе без каких-либо регалий никому из окружения не нужен, его планы провалились, и здесь он больше не делец.
И я был уверен, что сделка окончательно подвела Рудольфа к осознанию собственной ничтожности и несостоятельности. И раз от Штефана он подставы не ожидал, то, в общем, да, понятно, почему на этом все закончилось.

И я все ещё вижу в этом очень сильную драму человеческих отношений.

То неловкое чувство, когда авторский персонаж затмил для тебя всех и вся :facepalm:

2017-03-16 в 06:46 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
И я был уверен, что сделка окончательно подвела Рудольфа к осознанию собственной ничтожности и несостоятельности.
Да. Потому что отец - это все-таки одно, как бы ни задевало откровенно презрительное отношение, он такой, какой он есть, а родителей не выбирают. А со Штефаном, при всех его интригах, Рудольф сошелся добровольно. Ну и раз он сам выбрал человека, который воспринимает его, как ничтожество, - значит, все-таки, он и есть ничтожество.
Что характерно, Рудольф по этому поводу не особо рефлексировал, сумел таки закрыться от переживаний, чтобы не рехнуться. Его с головой выдали эмоции при виде бутылки коньяка - которую он хотел об стену швырнуть. Тут эта бутылка вообще весьма символична.

И я все ещё вижу в этом очень сильную драму человеческих отношений.
Оно так и вышло, что именно разрыв со Штефаном стал апогеем. Дальше уже только - агония, и ссора с родителями (которую полноценной ссорой-то назвать сложно, Рудольф там откровенно вялый и пришибленный) - как добивание раненого.
Ну и отдельно идет Ада, с которой все началось (оттолкнул, когда она впервые сама к нему потянулась) и которой все закончилось (крики за дверью).

То неловкое чувство, когда авторский персонаж затмил для тебя всех и вся
Собственно, я при написании больше всего вкладывался в четверых персонажей. В каждого - по-разному. И Штефан из них - наиболее закрытый, наиболее лживый и непонятный для окружающих, - потому его так интересно обсуждать, пытаясь докопаться до истины.
А я всего-то хотел заткнуть им дыры в сюжете! *ржет*

2017-03-16 в 06:58 

little.shiver
Быть с тобою рядом целый век мало мне...
Что характерно, Рудольф по этому поводу не особо рефлексировал, сумел таки закрыться от переживаний, чтобы не рехнуться.
Он решил воспринять это с маской самого Штефана, и, отчасти, сумел понять его логику. Но и по собственной самооценке проехался, конечно, асфальтоукладчиком.

Ну и отдельно идет Ада, с которой все началось (оттолкнул, когда она впервые сама к нему потянулась) и которой все закончилось (крики за дверью).
И он, вроде, хотел было дернуться в сторону двери, впустить её, но понимал, что уже - нет. Осталось не так много времени, и его хотелось посвятить не другим людям, а себе.

И Штефан из них - наиболее закрытый, наиболее лживый и непонятный для окружающих, - потому его так интересно обсуждать, пытаясь докопаться до истины.
Как и всегда)

А я всего-то хотел заткнуть им дыры в сюжете! *ржет*
Ну, дыры вы однозначно заткнули :lol:

2017-03-16 в 07:23 

Shax-r
Во мне спорили два голоса: один хотел быть правильным и храбрым, а второй велел правильному заткнуться.
Он решил воспринять это с маской самого Штефана, и, отчасти, сумел понять его логику. Но и по собственной самооценке проехался, конечно, асфальтоукладчиком.
И плюс еще банальная защитная реакция организма: какую-то часть него просто "выключило", как выключило Аду после выстрела, поэтому весь последующий месяц он ходил, как в тумане, и ловил глюки.

И он, вроде, хотел было дернуться в сторону двери, впустить её, но понимал, что уже - нет. Осталось не так много времени, и его хотелось посвятить не другим людям, а себе.
Дернуться - по инерции, потому что Ада ему была дорога, и он чувствовал себя перед ней виноватым (скорее всего, в том, что прошляпил момент, когда она на наркотики подсела). А не впустил - потому что это означало бы, что все опять закрутится по новой. Он и Тода-то хотел застрелить, чтобы окончательно остаться в одиночестве.

Ну, дыры вы однозначно заткнули
*и еще фейспалмит*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Наследие Майерлинга

главная